Мы в СМИ

08 июня 2015

Статья адвоката Павла Хлюстова для ИПП ГАРАНТ.РУ

Обеспечительная передача правового титула – возможно ли это в России?

Одним из важных элементов, влияющих на развитие экономики любого современного государства, является грамотное правовое регулирование способов обеспечения обязательств. Правовое регулирование этой сферы призвано соблюсти баланс законных интересов должника и кредитора и в тоже время разрешить им использовать юридические конструкции, максимально позволяющие достигнуть экономических целей.

На первый взгляд гл. 23 ГК РФ ("Обеспечение исполнения обязательств") содержит достаточный перечень способов обеспечения обязательств: неустойка, залог, удержание вещи, поручительство, независимая гарантия, задаток и обеспечительный платеж. Кроме того, в части второй ГК РФ законодатель предусмотрел специальную возможность защиты интересов продавца таким способом обеспечения обязательства, как удержание правого титула на продаваемое имущество – то есть сохранение на него права собственности до оплаты товара или наступления иных обязательств (ст. 491 ГК РФ), а также посвятил целую главу договору финансирования под уступку денежного требования (гл. 43 ГК РФ).

Однако, понимая, что поименованные в законе способы обеспечения обязательств не способны исчерпывающим образом удовлетворить интересы участников коммерческого оборота, законодатель предоставил сторонам договора возможность создать собственные обеспечительные конструкции (п. 1 ст. 329 ГК РФ).

Иногда в качестве такой конструкции контрагенты выбирают обеспечительную передачу правового титула.

Понятие обеспечительной передачи правового титула

Одним из самых дискуссионных способов обеспечения исполнения обязательств были и остаются способы, предусматривающие обеспечительную передачу правового титула кредитору. То есть такие способы обеспечения, которые предусматривают перевод на кредитора права собственности на вещь (обеспечительная передача права собственности), либо права требования (обеспечительная уступка права).

Сущность этих юридических конструкций сводится к тому, что в целях обеспечения исполнения обязательств по основному договору, должник либо третье лицо переносит на кредитора право собственности на определенную вещь, либо уступает право требования. В случае исполнения должником обязательства кредитор обязан возвратить право собственности на вещь (или перенести право требования при обеспечительной уступке). А в случае неисполнения обязательства кредитор в счет исполнения основного обязательства может оставить имущество за собой либо реализовать вещь по рыночной стоимости. Руководствуясь принципом свободы договора, стороны вправе детально согласовать условия договора и, в частности, решить вопрос о владении вещью, порядок реализации имущества, последствия превышения или недостаточности стоимости имущества для погашения суммы долга и т. д.

Пример. Между Б и Д заключен договора займа, в силу которого Б обязан вернуть Д 10 млн руб. В обеспечение своих обязательств Б передал Д право собственности на нежилое помещение стоимостью 8 млн руб. Б не исполнил принятые на себя обязательства, поэтому Д вправе оставить недвижимость за собой в счет долга либо реализовать ее по рыночной стоимости.

Преимущества и недостатки

В чем плюсы и минусы обеспечительной передачи правового титула? Для кредитора преимущества обеспечительной передачи (например, по сравнению с залогом) очевидны. В зависимости от условий договора, опосредующего переход правового титула, кредитор вправе в упрощенном порядке реализовать имущество, либо оставить его за собой в счет погашения обеспечиваемого обязательства. Привилегированное положение кредитора, прежде всего, ощутимо, когда речь идет о недвижимом имуществе. В частности, у кредитора не возникает проблем, связанных с необходимостью проведения сложной процедуры реализации имущества. Даже договор ипотеки с условием о возможности реализации предмета залога путем оставления его в собственность залогодержателя (ст. 55 Федерального закона от 16 июля 1998 г. № 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)") не может быть назван достойной альтернативой. Ведь для того, чтобы залогодержатель стал собственником недвижимости, ему придется ожидать завершения процедуры государственной регистрации перехода права собственности, что при наличии конфликта с залогодателем может занять значительное время. У кредитора, воспользовавшегося обеспечительной передачей собственности, такой проблемы не возникает в связи с тем, что он уже является собственником имущества. Более того, поскольку кредитор становится собственником имущества, а должник перестает им быть, другие кредиторы должника не вправе рассчитывать на обращение взыскания на переданное в обеспечение имущество при исполнении судебного акта, на такое имущество нельзя наложить арест по обязательствам должника и т. д.

Для должника, напротив, залог более предпочтителен, чем передача правового титула – ведь в последнем случае должник утрачивает возможность перезаложить имущество другому кредитору, поскольку больше не является его собственником и не вправе распоряжаться им.

Важным недостатком, имеющим значение для обеих сторон, является высокий риск того, что при возникновении судебного спора, договор может быть признан недействительным как притворная сделка, прикрывающая залог. Например, такой вывод отражен в Определении Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 30 июля 2013 г. № 18-КГ13-72. Установив, что действия по получению заемщиком денежных средств сопровождались заключением договора купли-продажи, на основании которого займодавец стал собственником недвижимости заемщика, а также подписанием предварительного договора, позволяющего заемщику выкупить эту недвижимость, суд посчитал, что фактически между сторонами заключен договор займа с залогом недвижимого имущества.

Правовая основа и судебная практика

Каких-либо положений, запрещающих осуществлять перевод правового титула в обеспечительных целях, действующее законодательство не содержит. Кроме того, п. 2 ст. 218 ГК РФ не содержит исчерпывающего перечня видов договоров, на основании которых право собственности на имущество может быть приобретено другим лицом.

По моему мнению, системное толкование положений действующего законодательства дает основания полагать, что соглашения, предусматривающие перевод правового титула с целью обеспечения обязательства, не противоречат закону и имеют право на существование.

Единственным препятствием для признания законности таких соглашений являются не нормы российского законодательства, а исключительно страх судей перед нестандартными договорными конструкциями. При этом не следует забывать, что титульные способы обеспечения становятся все популярнее в современном международном торговом обороте, а значит, российские суды все чаще будут сталкиваться с подобными соглашениями.

Например, в рамках интеграции законодательства стран-членов Европейского Союза 6 июня 2002 г. была принята Директива Европейского Парламента и Совета Европейского Союза 2002/47/ЕС "О соглашениях по предоставлению финансового обеспечения" (On Financial Collateral Arrangements), посвященная вопросам правового регулирования финансового обеспечения. Одним из видов финансового обеспечения Директива признает соглашение, влекущее возникновение у кредитора права собственности на предоставляемое имущество (title transfer financial collateral arrangement).

По всей видимости, осознавая потребность гражданского оборота в существовании обеспечительной передачи правового титула, ВС РФ однажды уже признал правомерность заключения такого рода договоров (Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 29 октября 2013 г. № 5-КГ13-113). ВС РФ подчеркнул, что в силу ст. 329 ГК РФ перечень способов обеспечения исполнения обязательств является открытым. Поэтому стороны договора займа вправе предусмотреть в качестве способа обеспечения исполнения обязательства куплю-продажу недвижимого имущества под условием, по которому переход права собственности на объект недвижимости может ставиться в зависимость от исполнения должником (заемщиком) своих обязанностей по договору займа, а сумма займа является одновременно покупной ценой по договору купли-продажи недвижимости.

Таким образом, постепенно в России начинает складываться судебная практика, допускающая заключение договора об обеспечительной передачи правового титула. Вместе с тем, несмотря на прецедентную правовую позицию ВС РФ, риск признания недействительным подобного рода соглашений остается высоким.