События

03 февраля 2020

Одно из недавно завершившихся «громких» дел Коллегии

28 января 2020 г. вступил в законную силу приговор Лефортовского районного суда г. Москвы в отношении экс-председателя Правительства Республики Дагестан Исаева Ш.А., дело по обвинению которого стало одним из первых в ряду уголовных дел, расследованных в рамках широкомасштабной операции по декриминализации Дагестана, начатой Следственным комитетом РФ в 2018 г.

Массовые кампании по борьбе центральной власти с коррупцией и хищениями среди властной элиты национальных республик - явление отнюдь не новое для отечественной истории. Примером может послужить развернувшееся в середине 80-х годов XX века «хлопковое дело» - собирательное название целой серии уголовных дел, связанных с коррупцией и приписками на территории Узбекской ССР, по которым было осуждено более 4000 человек.

По настоящему уголовному делу, государственное обвинение настаивало на том, что Исаев Ш.А. виновен в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст. 160 УК РФ, и ущерб, причиненный потерпевшему, равен 80 805 086 руб. 10 коп. По мнению прокурора, Исаев Ш.А. за совершение в составе организованной группы и с использованием служебного положения растраты вверенных ему денежных средств в особо крупном размере должен был быть лишен свободы на 6,5 лет и содержаться в исправительной колонии общего режима.

Согласно версии обвинения, Исаев Ш.А., будучи депутатом Народного Собрания РД, находясь в составе организованной группы с директором ГКУ «Дирекция единого государственного заказчика-застройщика», совершил хищение денежных средств из бюджета республики, выделенных для строительства инженерной инфраструктуры туристической базы «Орлиное гнездо», которая находилась в фактической собственности Исаева Ш.А.

Подсудимый не согласился с предъявленным ему обвинением. Защита Исаева Ш.А., представляемая адвокатами Коллегии адвокатов г. Москвы «Барщевский и Партнеры» Караханяном Самвелом Гургеновичем и Шихшаидовым Шамилем Магомедшапиевичем, утверждала о необходимости оправдания бывшего депутата Народного Собрания РД в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. Свою позицию защитники основывали на следующих доводах.

Во– первых, согласно анализу законодательства Республики Дагестан, проведенному защитой, у депутата Народного Собрания Республики Дагестан отсутствуют полномочия по распоряжению денежными средствами. Защитникам удалось убедить суд в том, что отсутствие указанных полномочий свидетельствует о невозможности использования их Исаевым Ш.А. в целях хищения. Стоит отметить, что наличие у субъекта преступления полномочий по распоряжению денежными средствами является обязательным элементом состава преступления, предусмотренного ч.4 ст. 160 УК РФ.

Во– вторых, защитники настаивали, что в деле отсутствуют доказательства совершения Исаевым Ш.А. преступления в составе организованной группы с директором государственного учреждения, который был правомочен распоряжаться бюджетными денежными средствами. По мнению защиты, подобными доказательствами могли бы быть сведения, свидетельствующие о сплоченности, устойчивости, наличии определенного плана преступных действий участников группы и совершения ими указанных действий совместно в целях хищения. Суд согласился с позицией адвокатов и исключил из обвинения квалифицирующий признак совершения преступления организованной группой.

В-третьих, подсудимый с первых дней расследования настоящего дела отрицал факт подконтрольности ему туристической базы, в пользу которой якобы было осуществлено хищение. По мнению обвинения, аффилированность туристической базы Исаеву Ш.А. подтверждалась показаниями свидетелей. Однако, будучи допрошенными в судебном заседании, свидетели указали, что о нахождении в фактической собственности Исаева Ш.А. туристической базы им стало известно из слухов. Защитниками было заявлено о недопустимости показаний этих свидетелей, поскольку они не смогли указать источник своей осведомленности. Суд удовлетворил указанное ходатайство адвокатов и посчитал недоказанным тот факт, что Исаев Ш.А. являлся бенефициаром туристической базы.

Однако наиболее интересным является вопрос о наличии самого факта хищения, оставшийся без должного внимания суда. Согласно фактическим обстоятельствам дела, ГКУ «Дирекция единого государственного заказчика-застройщика» заключив в 2014 г. государственный контракт с подрядчиком, выделила денежные средства в размере 80 805 086 руб. 10 коп. для строительства объектов инженерной инфраструктуры (ЛЭП, водоснабжение и водоотведение и др.) на территории туристической базы «Орлиное гнездо».

В ходе рассмотрения дела, суд установил, что работы по строительству объектов были выполнены в полном объеме, а денежные средства, оставшиеся у подрядчика после исполнения условий контракта, были возвращены в бюджет до возбуждения настоящего уголовного дела, в связи с чем стоимость реально произведенных работ составляет 56 351 964 руб. 24 коп.

Созданная в условиях высокогорья инфраструктура крайне необходима и туристической базе, и населению Гунибского района. Объекты инфраструктуры, как построенные за счет республиканского бюджета, являются собственностью республики, что подтвердили в ходе судебного разбирательства представители органов государственной власти Дагестана. Так, Министерство строительства и коммунального хозяйства РД в ответе на запрос суда указало, что созданные объекты инфраструктуры переданы республиканским учреждениям на праве оперативного управления и активно эксплуатируются.

Но, по мнению обвинения, поскольку указанная туристическая база принадлежала аффилированной подсудимому структуре, Исаев Ш.А. похитил бюджетные деньги, не предоставив государству, в соответствии со ст. 80 Бюджетного кодекса РФ, эквивалентную долю в уставном капитале аффилированной организации.

Желая подтвердить несостоятельность обвинения, защитники решились на нестандартный шаг – обратились в Министерство финансов РФ за разъяснениями о применении ст. 80 Бюджетного кодекса РФ. Минфин РФ в своем ответе адвокатам указал, что поскольку для создания объектов инфраструктуры организации, в чьей собственности находится туристическая база, не предоставлялись средства из бюджетов и указанные объекты не находятся в собственности организации, то отношения между собственником объектов инфраструктуры – субъектом Российской Федерации и организацией не регулируются ст. 80 Бюджетного кодекса РФ и не влекут возникновения права публично-правового образования на эквивалентную часть уставного капитала

Таким образом, федеральный орган исполнительной власти в сфере бюджетных правоотношений однозначно подтвердил позицию адвокатов Караханяна С.Г. и Шихшаидова Ш.М., указав очевидную истину – если государство представило деньги подрядчику, который создал объект государственной собственности, то у государства не возникает права требования к организации, на территории которой создан объект. Обратное означало бы нарушение баланса имущественного оборота, поскольку у государства, помимо собственности на построенные объекты инфраструктуры, возникало бы неосновательное обогащение в виде права на долю в уставном капитале общества.

Однако суд проигнорировал представленные защитой разъяснения Минфина РФ, посчитав Исаева Ш.А. пособником в совершении хищения, которое заключалось в том, что на государственные деньги в рамках государственного контракта были построены объекты инфраструктуры, находящиеся в собственности государства. Остается неясным, в чем в настоящем деле заключалось незаконное и безвозмездное изъятие имущества, являющееся, в соответствии с прим.1 к ст. 158 УК РФ, обязательным признаком хищения.

Отдельное внимание следует обратить на то, в чем заключалось пособничество Исаева Ш.А. хищению. Согласно приговору, объективная сторона деяния заключалась в осуществлении подсудимым, «исходя из ложно понятых интересов Гунибского района», телефонных переговоров относительно ускорения процесса перечисления денежных средств из республиканского бюджета в адрес заказчика – ГКУ «Дирекция единого государственного заказчика-застройщика». Таким образом, суд посчитал преступной просьбу Исаева Ш.А., адресованную к органу государственной власти, об исполнении предусмотренных законом полномочий по надлежащему исполнению обязательств по ранее заключенному государственному контракту.

В результате, согласно приговору суда, Исаев Ш.А., движимый патриотическими чувствами к своей малой Родине, осуществил телефонные переговоры с представителями государственных органов, в которых просил исполнить условия государственного контракта по финансированию строительства. Таким образом, стараясь бескорыстно помочь развитию родного района, Исаев Ш.А. был признан пособником хищения.

 Учитывая, что «похищенные» бюджетные денежные средства были направлены на строительство объектов инженерной инфраструктуры, ставших государственной собственностью и служащих во благо населения Гунибского района, справедливым наказанием за указанное деяние суд посчитал лишение Исаева Ш.А. свободы сроком на 4,5 года и взыскания с него ущерба в размере 56 351 964 руб. 24 коп., являющихся ценой строительства указанных объектов.

История нашей страны учит, что подобная кампанейщина при расследовании уголовных дел в отношении первых лиц регионов зачастую приводила к злоупотреблениям со стороны следствия и обвинениям невиновных. Результатом вышеупомянутого «хлопкового дела» стало увольнение из прокуратуры руководителей следственной группы в связи с допущенными ими при расследовании нарушениями социалистической законности и помилованием всех осужденных, отбывающих наказание на территории Узбекской ССР. По иронии судьбы, помилованы экс-чиновники были за день до распада Советского Союза – 25 декабря 1991 г.